• ВИДЕОБРАЩЕНИЕ

+7 (495) 726 94 76

 

Заказать звонок

Спейслифтинг

Spacelifting cover mediumСтатья в журнале «ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ» ОТ 11.2015 г.

Не просто подтянуть мышцы, а виртуозно вернуть контуры лица в молодое положение, - вот цель нового метода под названием "спейслифтинг". О новой технологии рассказывает пластический хирург с многолетним стажем Владимир Наумов.


Мелани Гриффит, Рене Зеллвегер и даже Ума Турман, - вот только некоторые из звезд, в последние месяцы попадавшие на первые полосы таблоидов по подозрению в неудачной пластике лица. Изменившаяся мимика, потерявшие естественность черты лица, чужой разрез глаз - это неполный перечень того, о чем волнуется каждая пациентка пластического хирурга. 
Важно, что такое омоложение "гармонично", т.е. соблюдает индивидуальный баланс черт внешности, который был свойственен человеку 10-15 лет назад. 
«Главное - найти врача, философия которого будет совпадать с вашей», - говорит мне пластический хирург Владимир Наумов. И тут же начинает рассказывать о более надежной гарантии успеха, чем совпадение взглядов на красоту: о новой технике операционного лифтинга, которая дает более естественный и долговечный результат, чем использующаяся сегодня повсеместно СМАС-подтяжка. Техника носит название спейслифтинг и доктор Наумов – один из нескольких хирургов в России, которые ею владеют.

ОТ «СМАС» К «СПЕЙС»


Строго говоря, спейслифтинг появился не вчера, а около пяти лет назад. Методика была разработана и запатентована в клинике доктора Росса, в которой оперирует Владимир Наумов. Он оказался одним из немногих врачей, которые полностью овладели новой техникой. Рассказывать о ней Владимир Наумов начал с краткого экскурса в историю хирургической подтяжки: так проще понять, в чем особенности нового метода. Долгое время единственным выбором красавиц без возраста была круговая подтяжка, которую сейчас уже практически не делают: хирургия развивается в сторону малоинвазивных методов, которые оставляют как можно меньше заметных следов на теле пациента. Про круговую подтяжку, конечно, такого не скажешь. На смену ей пришел СМАС-лифтинг: подтяжка мышечного слоя лица (СМАС) через разрезы длиной 5-6 см, последствия которых при мастерстве хирурга могут быть незаметны или легко скрываются прической. И вот теперь – спейслифтинг, который еще менее травматичен. А кроме того, не просто натягивает провисшие мышцы, а возвращает ткани лица именно в то положение, в котором они находились в молодые годы.
Доктор Наумов объясняет особенности анатомии лица: оказывается, существуют пространства, внутри которых ткани подвижны – например, мышцы в этих зонах не прикреплены к кости. Благодаря наличию таких «свободных зон» на лицах людей и существует мимика. Но именно эти самые пространства с возрастом мигрируют вниз, в результате чего образуются носогубные складки, брыли и прочие неприятности, с которыми мы идем к пластическому хирургу. Спейслифтинг работает именно с этими пространствами, отсюда и название (space – «пространство»). Если во время процедуры СМАС-лифтинга хирург подтягивает мышцы, не заботясь о положении остальных тканей лица, то цель спейслифтинга – вернуть все ткани «свободной зоны» на прежнее место. «Можно сказать, мы снова формируем молодой каркас лица, фиксируем ткани именно в тех местах, в которых они находились в молодости», - говорит Наумов.
Операция спейслифтинга проходит в более глубоких слоях, чем другие хирургические подтяжки. Но и результат того стоит: во-первых, после операции не будет никаких перетянутостей или неровностей (ведь вместе с мышцами перемещается подкожно-жировая клетчатка), во вторых – результат держится 20 лет вместо обычных 10-15.

ВАЖНЫЕ ДЕТАЛИ

«Уникальность спейслифтинга не только в перемещении тканей», - настаивает доктор и рассказывает о тех деталях, о которых многие пациентки не задумываются заранее, но которые после операции становятся самыми важными. Во время операции используется щадящий метод анестезии: пациентки быстрее приходят в себя после наркоза, не испытывают побочных эффектов вроде головных болей. Кроме того, этот метод позволяет контролировать гемостаз, потому потери крови во время процедуры минимальные, а послеоперационные гематомы сходят быстрее. Разрез, который делается при операции – около 3-4 см, что на пару сантиметров меньше, чем при СМАС-подтяжке. И наконец, шов: его доктор хитро убирает в складки ушной раковины, поэтому операция точно не станет поводом отказаться от высоких причесок. Наумов, пришедший в пластику из смежной челюстно-лицевой хирургии, к этому относится очень ответственно: «Пластический хирург может оперировать час, но шов должен делать два часа», - расставляет он точки над i.

ФИЛОСОФИЯ УСПЕХА

«Больше всего пациентки боятся вот этих одинаковых лиц, которые, хоть и выглядят моложаво, сразу понятно – прооперированы, - говорит Владимир Наумов. – Характерные «круглые» глаза после небрежной блефаропластики, заметный шов, который приходится прикрывать волосами. Все это очень неправильно. Цель хирурга – естественное молодое лицо. Задача – увидеть, каким лицо будет после операции, и, если мы говорим о практической стороне дела, правильно сделать разметку. У пациента и хирурга должна быть одна философия – сохранение индивидуальности».
Скоро убеждаюсь, что это – не просто слова. Оказывается, доктор Наумов никогда не совмещает блефаропластику с подтяжкой лица, хотя это удобно для врача и потому стало распространенной практикой. Но доктор объясняет, что во время операции веки отекают, поэтому труднее добиться прогнозируемого результата. У Наумова веки делают отдельно, под местной анестезицей, на 12 день после подтяжки – когда спадает отек. «При этом обычный трехнедельный срок реабилитации совсем не увеличивается», - уточняет доктор, ведь понятно, что всем хочется скорее вернуться в строй. 
Напоследок интересуюсь, в каком возрасте нужно обращаться к хирургу, а в каком – можно справиться силами косметологов. «Мой совет – ориентироваться на не возраст, а на состояние лица, - говорит врач. Вообще, сегодня пластика молодеет: мы можем вовремя убрать проблемы с минимальным вмешательством. И быстро вернуться к обычной жизни».

Вопросы лифтинга

Владимир Наумов отвечает на самые распространенные вопросы о хирургической подтяжке лица:
1) Правда ли, что пациенток с процедурой термаж в анамнезе хирурги не берут на подтяжку?
Сделанный термаж на самом деле сильно усложняет операцию. Спейслифтинг лица становится практически невозможен: те самые пространства, о которых я говорил, после термажа практически отсутствют, ткани спаяны между собой. СМАС-лифтинг чаще всего возможен, но операция более длительная и сложная.
2) Можно ли делать хирургическую подтяжку после инъекций филлеров?
Это зависит от филлеров. Филлера на основе гиалуроновой кислоты – не помеха для операции 
3) Нитевой лифтинг – помеха для операции?
Нет, установка нитей не мешает любому хирургическому лифтингу. Вокруг рассасывающихся нитей образуется рубцовая ткань, но ее объем не такой, чтобы помешать подтяжке. Нити, которые присутствуют в коже, хирург удаляет.

ВЛАДИМИР НАУМОВ

Победитель европейской премии в области красоты и здоровья Aurora-2014, номинации «Лучший пластический хирург».
Победитель Рейтинга Медафарм, лучших пластических хирургов 2014, в номинации -«Лучший пластический хирург по пластики лица» 
- Общий стаж в хирургии – более 30 лет (первичная специализация – челюстно-лицевая хирургия)
- Пластической хирургией занимается более 20 лет
- Более 5000 успешно проведенных операций
- Сторонник малоинвазивных методик омоложения, позволяющих достичь выраженного эффекта без видимых следов операции.
- Основной принцип – сохранение индивидуальности пациентки.

© Copyright 2013-2017, Наумов Владимир Викторович – Лучший пластический хирург в Москве